Agence de France
     Представительство

Accueil
     Информация

Trocadero
     Студия дизайна



Культ красоты

Мебельная фабрика семьи HAY расположилось в самом сердце Франции, на полпути между Атлантическим побережьем и городом Пуатье, в небольшой деревушке Boisme, название которой переводится как «лесная местность»… Ее история уходит корнями в далекое прошлое. За долгие годы своего существования фабрика прошла много этапов в своем развитии, никогда не изменяя своему золотому правилу: любви к хорошо выполненной работе. Об истории и традициях семейного бизнеса, а также о превратностях жизни в России мы поговорили с директором фабрики Патриком Хэем.


MODUL: С чего началась история фабрики HAY?

Патрик Хэй: Мой отец, Мишель Хэй, начал свою карьеру в мебельном бизнесе, как простой рабочий. Он трудился на фабрике, которая занималась производством лестниц и окон – именно это было необходимо Франции, отстраивающейся заново в послевоенный период. В 1958 году отец решил сконцентрировать свои усилия на производстве мебели. Так он решил построить свою собственную фабрику, продукцию которой продавалась на всей территории Франции.

M.: Когда этот бизнес перешел к Вам?

П.Х.: Я начал работать у отца в 1976 году. А через четыре года, когда он решил уйти на пенсию, я принял все дела и выкупил у него фабрику.
M.: Сегодня мебель HAY продается по всему миру. Расскажите поподробней об экспортной политике компании.

П.Х.: В 1986 году я принял решение, что пора выходить на новый уровень. Фабрика HAY была одной из первых стране, кто стал работать на экспорт. Начали мы, естественно, с франкоговорящей Европы. Потом постепенно вышли за ее рамки. Так, через 6 лет мы стали экспортировать свою продукцию в Японию и США, а позже в Россию и Китай. По экспорту сегодня Россия для нас – номер один!

M.: Не боялись ли Вы, что китайцы начнут копировать продукцию компании?

П.Х.: Очень многие предостерегали меня выходить на китайский рынок. Как известно, Китай славится производством подделок. Но наша мебель относится к категории luxury и стоит соответственно. В Пекине и Шанхае живет много действительно богатых людей, которые готовы платить за качественную дорогую мебель, и им не нужны подделки. Тоже самое можно сказать о России.

M.: Патрик, расскажите немного о стилях мебели HAY.

П.Х.: Еще во времена, когда фабрикой управлял мой отец, было начато производство мебели в стиле Регентство. И он до сих пор остается очень популярным. Со временем были созданы коллекции в стиле Людовика XVI, Директории и Переходного периода. Все эти четыре стиля ассоциируются с определенными периодами жизни и истории Франции.

M.: То есть две главных направляющих стиля мебели HAY – это старина и классика?

П.Х.: Выпускаемая нами продукция не является подлинной копией старинной мебели. Наша мебель скорее является наследницей прошлого. Вкусы современных людей и их образ жизни отличаются от прошлого. Естественно, возникает потребность изменить некоторые детали отделки мебели, модифицировать ее стилистику, с тем, чтобы современный человек чувствовал себя комфортно в старинном интерьере. Чтобы сделать настоящую копию, необходимо длительное изучение в музеях и архивах особенностей того или иного художественного исторического стиля, и лишь после, получив лицензию, можно детально воспроизвести оригинал. Мы стараемся, как можно более точно воспроизвести исторический стиль, смягчая при этом некоторые «острые углы». Возьмем, к примеру, стиль Людовик XVI или стиль Директория. Если бы мы делали мебель, в точности следуя старинным технологиям, нам было бы трудно её продать.

M.: Почему?

П.Х.: Потому что настолько стилистически далекую от сегодняшних традиций мебель трудно сделать частью современного дома, где, как правило, царит сглаженная эклектика. Это проблема, с которой неизбежно сталкиваются все производители подобной продукции: адаптировать старинный стиль к современным вкусам, не изменяя его канонам.

M.: Сейчас Вы затронули очень интересную тему. Насколько мебель в исторических стилях имеет место быть в современных интерьерах? Позволителен ли такой фьюжн?

П.Х.: В последние годы феномен предпочтения современных интерьеров в стиле хай-тек захватил не только Россию, но и Францию. На мой взгляд, никаких противоречий тут нет и быть не может – все дело лишь в грамотном дизайнере или декораторе. Как говорят французы, надо просто «поженить» стили и тогда они станут единым целым. Классическая мебель – отличная основа для интерьера. Она источает тепло, которое так необходимо для интерьера в стиле хай-тек!

M.: Какая, на Ваш взгляд, отличительная особенность мебели HAY?

П.Х.: Я думаю, это чистота стиля. Наше главное отличие от итальянцев, гегемонов мебельного рынка, заключается в том, что наша мебель идеально выверена по стилю.

M.: Давайте поговорим о тонкостях производства...

П.Х.: Сегодня на фабрике работает 35 человек, из них 30 занято непосредственно в производстве. Это оптимальный состав, поскольку мы делаем мебель элитного класса. Предприятие, имеющее 100, 150 или 200 работников обязано обеспечивать большой объем производства, что влечет за собой снижение качества продукции. Все мастера фабрики HAY взращены мной и каждый из них уникален: вот уже много лет я набираю в подмастерья шестнадцати-восемнадцатилетних мальчиков, которым с юных лет прививаю значения слов «качество» и «стиль». Именно это позволяет нам делать действительно «Meubles de qualite» (с фр. «мебель высочайшего качества»).

M.: Патрик, Вы много времени проводите в России. Близки ли Вам русские люди по духу?

П.Х.: Во-первых, я женат на русской женщине. Поэтому все больше и больше понимаю русскую культуры, уклад жизни и ваш менталитет. (смеется). А во-вторых, наши культуры очень близки. История России и Франции всегда была тесно связана и, несмотря на все прошлые катаклизмы, наши страны многое объединяет. Я с удовольствием живу в России 8 месяцев в году.

M.: Что Вам больше всего нравится в России?

П.Х.: Больше всего мне нравится ваша традиция дарить подарки. А также мне импонирует душевная теплота русских людей.

M.: Тяжело ли быть хранителем семейных традиций?

П.Х.: Да, это очень-очень сложно. Не в плане ремесла, а в плане конъюнктуры. После войны проблема была произвести, а не продать. Сегодня, наоборот, сложно продать. Но, мне кажется, я справляюсь с этой задачей. Мне нравится делать сложную мебель, это моя работа и смысл моей жизни.

M.: Будут ли секреты и технологии производства передаваться из поколения в поколение и в будущем?

П.Х.: Мой сын, Жюльен Хэй, сейчас является директором по производству. Поэтому за будущее фабрики я спокоен.

M.: И в завершении разговора – наш традиционный вопрос, что для Вас свет?

П.Х.: Cвет, безусловно, очень важен не только с точки зрения нахождения и жизни человека в интерьере, но и в отношении мебели. Он должен быть грамотно распределен, должен подчеркивать красоту и фактуру мебели, патину, создавать приятные для глаза тени. Для меня свет – это в первую очередь комфорт нахождения в пространстве.

Беседовал(а): Ольга Абаринова, Ольга Чиж





© Copyright 2010 Trocadero. All Rights Reserved www.trocadero.ru